14 мая 2021
Сегодня
18 мая 2021
19 мая 2021
21 мая 2021
22 мая 2021
11 июня 2021
12 июня 2021
13 июня 2021
14 июня 2021
15 июня 2021
16 июня 2021
17 июня 2021
Журнал
  • Май
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
  • Июнь
23.04.2021
«Удары под дых имеют право быть». Медея Ясониди о нашумевшей опере «Кармен»
Премьера оперы Жоржа Бизе «Кармен» в редакции Константина Богомолова в Пермском театре оперы и балета стала самым громким событием театральной весны — 2021.

Страсти по пермской «Кармен» не утихают до сих пор. Одни не скрывают оскорбления за себя и за бессмертную музыку Бизе, другие восторгаются смелостью, дерзостью и остроумием режиссера. Как провокатору Богомолову удалось «достать» из наших певцов то, о чем они сами не подозревали? Появился бы такой спектакль, если бы худруком театра по-прежнему был дирижер Теодор Курентзис? Всегда ли оправдано приглашение на новые постановки иностранных исполнителей?

Об этом и многом другом «АиФ-Прикамье» рассказала руководитель оперной труппы Пермского театра оперы и балета Медея Ясониди.

Хабанера как молитва

DSC_8258.jpg
Фото: Андрей и Никита Чунтомовы


Медея, с каким настроением прошли премьерные показы лично для вас?

Когда человек занят в каком-то проекте, он априори влюбляется в него. Как можно не любить свою работу?! К тому же в этот раз я не только наблюдала за ребятами, слушала их. По воле режиссера исполняла в спектакле не столь большую, но колоритную роль шансонетки.

Вашей Муни — жены еврейского мафиози Шмулевича, как и некоторых других персонажей, нет в классической опере «Кармен». И вообще сюжет ее сильно изменен. Вас это удивило?

Когда на одном из заседаний художественной коллегии по «Кармен» я впервые увидела на макете декораций надпись «Одесса», меня это заинтриговало. Потому что я сразу подумала о знаменитом Одесском оперном театре, где выступали и Энрико Карузо, и Титта Руффо. Может быть, даже в «Кармен». А удивила меня по-настоящему хабанера Кармен. Самый знаменитый оперный шлягер всех времен и народов Богомолов поставил в форме молитвы! Обычно это виляние бедрами, жгучие взгляды, красный цветок в волосах, а здесь ничего такого. Кто-то из товарок Кармен во время фабричного перерыва курит, кто-то жует банан, а она сидит на коленях и молится. Девушка, резко отличающаяся от всех. За 38 лет работы в театрах такую хабанеру не видела ни разу. Это очень круто!

Что было самым сложным на репетициях?

Надеюсь, речь не о моей песенке? Хотя не скрою: я спорила с постановщиками про название улицы в ней. «Если вы хотите, — говорю, — чтобы была Одесса, улица в песне должна называться Дерибасовской, а не Богатяновской. Потому что Богатяновская — в Ростове». Но им нравилось само звучание «Богатяновская». Кстати, в Одессе я была не раз. В том числе в знаменитой пивной на Дерибасовской. Она называется «Гамбринус». Туда ходили в свое время Бабель, Зощенко, Куприн. У Куприна, кажется, даже есть рассказ с таким названием.

Что касается сложностей моих подопечных, то самое трудное было принять, что и Наташе Лясковой (Кармен), и Борису Рудаку (Хозе) придется петь все четыре спектакля, без замен. Да и Энхбата Тувшинжаргала (Эскамильо) лишь в последнем спектакле сменил приглашенный солист Павел Янковский. Очень волновалась, как ребята справятся. Но они молодцы: выдержали этот марафон.

Команда мечты

NCH_1076.jpg
Фото: Андрей и Никита Чунтомовы


Как проходил кастинг певцов?

Богомолов прослушивал их по записи, Чижевский (Филипп Чижевский — музыкальный руководитель постановки и дирижер. — Ред.) — вживую, когда приехал сюда. По музыкальной части Константин полностью доверяет Филиппу, сам он — по части энергетики, создания образа. Он настоящий холерик, показывает невероятно: жестикуляция, мимика.

Пермских певцов, конечно, предлагала я. На живом прослушивании было человек двадцать из театра, а выбрали семерых. Остальные, скорее, не подошли создателям спектакля по концепту. Те же Наталья Буклага, Надежда Бабинцева, которые пели и поют Кармен в других постановках и других театрах.

Исполнителей, участвовавших в премьере, можно назвать командой вашей мечты?

Пожалуй, да. С Борей мы давно подбирались к роли Хозе. Но одно дело — спеть арию, другое — вытянуть всю роль. Меня приятно поразило, что он рос даже на протяжении спектакля. Как и Наташа. Сама-то я слышала, что ребята устали, но они держались. У них словно открывалось второе дыхание. Потому что Богомолов сумел «достать» из них то, о чем они и не подозревали. Какой комический талант оказался у Энхбата! Он же у нас все время в героических партиях: то Любашу зарезает в «Царской невесте», то в «Евгении Онегине» ходит чопорный. А тут вдруг — такой дар. А какой взрывной может быть Наташа Ляскова!

В спектакле нет ни одного иностранного певца. Наверное, не только из-за пандемии. Импортозамещение в сфере вокальных кадров так же необходимо, как в производстве сыра или хамона?

Обмениваться, обновляться нужно. И на какие-то постановки стоит приглашать иностранцев. Но это не должно быть правилом. Базу надо иметь свою. В этом плане мы не всегда совпадали с Теодором (Теодор Курентзис — бывший худрук и главный дирижер Пермской оперы. — Ред.). Хотя ведущие певцы пермской оперной труппы были собраны при нем, в составах новых постановок чаще преобладали иностранцы. И не всегда они были лучше наших исполнителей.

Если бы Курентзис остался художественным руководителем театра, появилась бы в Перми нынешняя скандальная постановка «Кармен»?

Не знаю. Но была же у нас постановка «Носферату». Мне тот спектакль не понравился, даже в зал не зашла. Также не заходила в зал, когда шел «Дон Жуан» в постановке Марата Гацалова. Не могу согласиться с идеей размещать певцов в оркестровой яме.

Где репертуар?

NCH_4118.jpg
Медея Ясониди в роли Муни Шмулевич. Фото: Андрей и Никита Чунтомов


А с тем, что Богомолов ввел в действие в опере «Кармен» евреев, геев, феминисток и много кого еще, откровенно ерничая над ними, согласны?

Да, он поднимает все темы, которые сегодня актуальны. И при этом намеренно уходит от пафоса. В оперный вокал не вмешивается. А вот речевой пафос убирает, нивелируя оперные страсти простыми диалогами, каламбуром, иронией. Таков богомоловский ракурс. Придет другой режиссер — появится другой ракурс. И кто-то опять скажет: «Никогда бы не подумал!» Например, я никогда бы не подумала, что история Кармен так классно сочетается с поэзией Маяковского. С любовным треугольником Маяковский — Лиля Брик — Осип Брик.

Но бензопила, которой на фоне поэмы «Флейта-позвоночник» ревнивец Хозе распиливает в финале спектакля свою жену Кармен, — все же перебор. Зачем это нужно?

А зачем нужна пьяная история на куплетах тореодора? Зачем нужен окровавленный тампон вместо розы? Это удары под дых, которые имеют право быть. Ведь только они могут побуждать нас к размышлениям. Пила мне не мешала. Она зажужжала позже. Мне важно, что прекрасная музыка Бизе соединилась с такими стихами о любви. Я собаку съела на операх, меня редко чем удивишь. Но тут — комок в горле. Лучшим проектом времен Теодора долго была для меня опера «Королева индейцев». Потом ее эффект перешибла оратория «Жанна на костре». И вот снова потрясение.

Какая опера на пермской сцене пока остается для вас мечтой?

В нашей труппе очень много талантливых ребят. Мечтаю, чтобы каждый из них имел в репертуаре такое название, в котором мог бы раскрыться максимально. Поставьте «Риголетто» на Надежду Павлову, «Ариадну на Наксосе» — на нее же и Ларису Келль, «Норму» — на Зарину Абаеву и Бориса Рудака! Поставьте «Дон Паскуале» на Константина Сучкова и Гарри Агаджаняна. Поставьте «Бал-маскарад» для всех! Тогда и будет нормальный репертуар в театре. Надеюсь, мой голос услышит новый генеральный директор Пермского оперного. Мы ждем его уже полгода.


Текст: Вера Шуваева, «АиФ-Прикамье».
поиск