23 января 2021
26 января 2021
05 февраля 2021
06 февраля 2021
07 февраля 2021
10 февраля 2021
12 февраля 2021
13 февраля 2021
14 февраля 2021
16 февраля 2021
17 февраля 2021
20 февраля 2021
26 февраля 2021
27 февраля 2021
Журнал
  • Январь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
  • Февраль
12.01.2021
Между Баланчиным
23 и 24 декабря в Пермском театре оперы и балета состоялась премьера нового балета Антона Пимонова на музыку Франсиса Пуленка «Озорные песни». О том, почему эта работа в моменте важна для театра — Анастасия Глухова.
«Озорные песни» — первая постановка Антона Пимонова на новом рабочем месте: с нынешнего сезона он назначен руководителем балетной труппы театра. Для нового опуса Пимонов выбрал несколько произведений Франсиса Пуленка, французского композитора первой половины 20 века. Пуленк во многом вдохновлялся творчеством Игоря Стравинского: не такой категоричный новатор, он более легок в звучании и настроении, но в то же время довольно сложен в структуре и форме.

Саундтрек «Озорных песен» составлен из нескольких частей одноименного цикла Пуленка, расположенных в ином, чем у композитора, порядке. К ним Пимонов добавил несколько отдельно стоящих произведений и, таким образом, составил собственное видение музыкального сопровождения балета. В музыке сохранен основной принцип исходного песенного цикла — контрастность ритмов и настроений. В этом подходе Пимонов остался солидарен с композитором.

w62OxEog.jpeg
Фото: Антон Завьялов


Что касается хореографии, то здесь постановщик остался верен себе. Как он утверждает в нескольких интервью, при сочинении хореографии он отталкивается только и исключительно от музыки. Золотой стандарт для Пимонова — метод Джорджа Баланчина — «танцевать музыку», и хореограф придерживается его со скрупулезностью эпигона.

В 11-ти частях постановки автор с точностью следует ритмическому строю партитуры и его мелодическому наполнению.

На сцене рояль. За инструментом главный дирижер театра Артём Абашев. Баритон Константин Сучков (в очередь с Алексеем Герасимовым) исполняет вокальные партии.

Три танцовщицы в задорных простых ярко-синих платьях и три танцовщика в канареечных майках и черных брюках исполняют во всевозможных сочетаниях (женско-мужские дуэты, женские и мужские выходы, общие части) короткие (1,5 — 2 минуты) танцевальные номера. Хореографический цикл лишен нарратива, как сквозного, так и локального. Но тут и там возникают, как всполохи огня, намеки на характеры и отношения — любовные, печальные, комические.

Пимонов не задействует большую часть труппы, на сцене всего шестеро исполнителей (важно: подготовлено три основных и два вспомогательных состава), но он абсолютно бесстрашно и, насколько это возможно, максимально насыщает хореографию пальцевой техникой, прыжками, заносками, вращениями, дуэтными взаимодействиями, перемещениями, словом, использует весь танцевальный арсенал, которым только могут владеть балетные артисты. Хореограф словно пробует на прочность вверенный ему коллектив, изучает, на что они способны. К чести артистов, надо признать, они справляются, причем отменно, учитывая насыщенность хореографии и недлинный, хотя и стандартный для нынешнего времени постановочный период в восемь недель.

Несмотря на максимально используемый балетно-танцевальный вокабуляр, за рамки классической техники хореограф почти не выходит. Изредка возникающие сокращенные стопы, несмелые волны в руках и корпусе, намеки на народно-характерный танец, робкий партерный заход в современные техники относятся автором в зону танцевального юмора.

Ольга Сорокина.jpeg
Фото: Ольга Сорокина


И вот тут надо обратить внимание не столько на саму премьеру, сколько на всю программу вечера, которая состоит из трех названий. Составители программы осознанно пошли на довольно большой риск: центральные «Озорные песни» Пимонова со всех сторон обрамлены Баланчиным — в начале «Серенадой», в конце «Рубинами» из «Драгоценностей».

И если после хореографически философской «Серенады» «Озорные песни» на контрасте просмотрелись ярко и действительно озорно, то «Рубины» в сравнении с ними выглядели истинной драгоценностью на фоне бижутерии. И хотя здесь также нет скидок на музыкальный темп и насыщенную сложность, именно «Рубины» смотрелись по-настоящему озорными, по-царски хулиганистыми. Любопытно, что исполнители в «Озорных песнях» и «Рубинах» задействованы одни и те же (особенно хочется отметить невозмутимую в своей виртуозности Ляйсан Гизатуллину). Пимонов, к слову, знает хореографию Баланчина лучше, чем кто-либо, так как неоднократно танцевал в переносах его постановок на сцене Мариинского театра. И все же уровень качества хореографии пока не сравним. Впрочем, несколько просевшая между шедеврами премьера как минимум не выглядела стыдно, обрела признание публики, а для труппы и вовсе стала успешно пройденным челленджем на выносливость, скорость и техничность.

Несмотря на шероховатости, можно с уверенностью сказать, что боевое крещение постановкой новый руководитель балетной труппы прошел, артисты и хореограф пристрелялись друг к другу и теперь готовы к новым свершениям. Главное — искать, искать, искать хореографический язык. Благо, падения в безвкусицу можно не опасаться — образцы для подражания и вдохновения Пимонов держит в уме высококлассные.

4EpuX-Ag.jpeg
Фото: Антон Завьялов


Также нельзя не отметить, что Антон Пимонов — молодой, стильный, не слишком разговорчивый, трудолюбивый, подобрался под стать главному дирижеру Артёму Абашеву. Оба прекрасные исполнители, оба скромные, не богемные, но яркие, даровитые и работоспособные. Возможно, вместе они составят новый стиль и новое лицо Пермского театра оперы и балета, в котором творческие руководители — не мечутся, но сконцентрированы и нацелены на результат «в долгую»; не разбрасываются пустыми обещаниями, но раз за разом создают значимые проекты; не экстравагантны, но обладают высоким вкусом. Что и требуется для честолюбивого и энергичного театра.


Текст: Анастасия Глуховаnofixedpoints.com
поиск