03 апреля 2020
Сегодня
04 апреля 2020
06 апреля 2020
11 апреля 2020
15 апреля 2020
03 мая 2020
07 мая 2020
11 мая 2020
14 мая 2020
16 мая 2020
Журнал
  • Апрель
    01
    02
    03
  • Май
11.02.2020
Павел Курдаков: «Этот концерт покажет, на что способен наш оркестр»
В Перми 16 февраля состоится концерт-презентация нового коллектива, Камерного оркестра Пермской оперы. Его директор по развитию Павел Курдаков — трубач, давний соратник Теодора Курентзиса, который неожиданно для многих предпочёл не уезжать в Санкт-Петербург с MusicAeterna, а сохранить верность Перми. О том, к чему привело это решение, и о перспективах классического оркестрового исполнительства в Перми он рассказал в преддверии долгожданного концерта.

pavel-kurdakov.jpg

Фото Эдварда Тихонова


— Как появилась идея создания камерного оркестра?

— Идея возникла сразу после отъезда MusicAeterna. 27 человек из постоянного состава оркестра Курентзиса остались в Перми, и мы с Артёмом Абашевым (главный дирижёр Пермского театра оперы и балета — ред.) и Иваном Пешковым (директор оркестра театра — ред.) тогда подумали: «Это же всё отличные музыканты, готовый камерный состав!» Андрей Борисов, генеральный директор театра, эту идею поддержал. Мы начали собираться, репетировать. Хоть мы и играли вместе в большом оркестре много лет, новый коллектив всё равно должен был пройти обкатку и притирку, тем более что у нас появились и новые люди, которые прошли конкурсный отбор и хорошо вписались в коллектив.

За пару осенних месяцев мы сыграли концерты в театре, в частной филармонии «Триумф» и на гастролях в Чайковском, но это были «отборочные матчи». Была идея провести презентацию камерного оркестра на Дягилевском фестивале, но это было бы уже поздновато: артисты должны выступать в серьёзных концертах, чтобы быть в форме, а зрители должны знать нас и ждать новых выступлений. Поэтому мы назначили дату презентации, как только поняли, что готовы. И есть ведь ещё госзадание, в том числе связанное с концертами в муниципалитетах Пермского края, а камерный оркестр — мобильный коллектив, который, в зависимости от концертной программы, может разрастаться от 10—15 музыкантов до «бетховенского» состава, это удобно для выступлений на выезде. Мы будем пробовать разные составы и разные форматы.

— С какими сложностями пришлось столкнуться при создании камерного оркестра?

— Ну, известно, с какими — с кадровыми. К началу сезона у нас в театре остался один фаготист, две альтистки… Это катастрофа, если надо быстро собраться и сделать качественный оркестр. Мы с лета набираем новых людей. Сделали тысячи звонков, многих прослушали лично, но отбор прошли единицы. Все — очень востребованные на музыкальном рынке люди. Очень большую роль в этой работе сыграл нынешний директор театрального оркестра Иван Пешков.

Ситуация осложнилась тем, что сейчас в России много где формируются оркестры, например, в Челябинске в прошлом году начали создавать филармонический оркестр. Там работает один из моих учителей, Валерий Николаевич Уткин — он первая труба и инспектор оркестра. И у них — те же проблемы.

Когда я в 1995 году поступал в консерваторию, то выдержал конкурс в 12 человек на место, а сейчас не на все специальности вообще есть какой-то конкурс. Музыканты бросают профессию, уходят в бизнес… Лучшие остаются в столицах. В одном только Мариинском театре фаготистов — на пять оркестров!

Но мы выискиваем людей, договариваемся. Буквально недавно приняли на работу отличную скрипачку. Она училась в Берлине на кафедре ансамблевого исполнительства. А наш новый концертмейстер альтов Владимир Ткаченко — ещё и дирижёр. Сейчас у нас в оркестре уже четыре фагота, и это отличная инструментальная команда. Один из фаготистов, Василий Черничка, кстати, тоже занимается дирижированием.

— Понятно, что ваши сложности связаны с тем, что в Перми нет консерватории. Но есть ведь консерваторское отделение в институте культуры. В оркестре театра работают его выпускники?

— Одна выпускница — скрипачка Наталья Васёва. Она вошла и в симфонический, и в камерный оркестры. Мы думаем, что с институтом культуры нам надо плотнее работать — организовывать стажировки, мастер-классы, давать возможность лучшим студентам проходить практику в оркестре театра.

— Расскажите, как создавалась программа концерта-презентации 16 февраля.

— Мы составляли её совместно с Артёмом Абашевым и Иваном Пешковым. Этот концерт по отношению к будущему нашего камерного оркестра, каким мы его планируем, — как трейлер к фильму: надо показать всё самое привлекательное для зрителя. Поэтому мы взяли произведения, в которых раскрываются разные инструментальные группы, разные составы, а также отдельные музыканты как солисты. Этот концерт даст возможность увидеть, на что способен наш оркестр.

В сюите «Пульчинелла» Игоря Стравинского много сольных партий — гобой, флейта, труба, есть даже струнный квинтет. Это как балетный гала — у каждого исполнителя свой выход. В Концерте для гобоя с оркестром Рихарда Штрауса будет участвовать солист Королевского оркестра Консертгебау Иван Подъёмов — он уже бывал в Перми, сотрудничал с Теодором Курентзисом и даже некоторое время работал в оркестре MusicAeterna на полставки. Потом он уехал в Германию, а затем — в Нидерланды. Третье произведение — «Просветлённая ночь» Арнольда Шёнберга, написанная только для струнных. Там все музыканты на виду, как на ладони. Это философская, медитативная музыка.

Концерт 16 февраля пройдёт на сцене нашего театра, в новой ракушке, которую мы представили зрителю в январе. Благодаря ей акустика зала значительно улучшилась, так что это отличная площадка для презентации нового коллектива.

— Заключительный вопрос — личный. Вы не жалеете, что не уехали с Теодором Курентзисом и MusicAeterna?

— Жалеть не жалею, но временами скучаю. Это было не самое простое решение. Меня словно надвое разделили: я создавал MusicAeterna вместе с Теодором в Новосибирске и Перми. К счастью, мы по-прежнему периодически сотрудничаем. Теодор и коллеги в оркестре всегда мне рады — мы же вместе пуд соли съели!

Юлия Баталина | Новый компаньон

поиск